?

Log in

No account? Create an account

Климат

Каждый год пока живёшь в Питере, обходи все пригороды в высокий сезон. За отсутствие трескучих морозов и обжигающего солнца надо чем-то платить. Выпивай витамин Д по капельке порционно и растягивай от отпуска к отпуску, от зимы до зимы. Загорай бесстыдно на влажной траве, здесь это в пользу.

Так ли велика разница между пойманной синицей, которая сама лезет под руку, и летящим в небе журавлём? Разница в страхах потом выльется в разницу в годах, когда, наконец, отбросив надоедливую мелкую тварь, несёшься к дельтаплану и запоздало обнаруживаешь, что развязать канат уже нет сил.

Что, если все те, кто хотели, успели, а тебе уже поздно? Как же это страшно — пытаться нащупывать путь неверной ногой там, где его нет. А то и не будет за тобой.

Пора инвестировать в биткоины, о которых никто ещё не знает, кроме парочки фриков. Потом все расскажешь: «И тут мне пришла в голову идея.»  

Ого

Ну, надо же, насколько я пропал. Давно не было прописных истин и горестных стенаний. Ок, да продолжится.

Кажется, мы ходим по кругу.
Завидно, когда Лондон только снился, а в Прагу раз в год в лучшем случае. Нет, я люблю самый разный вояж: и Тихвин, и Старая Русса — хорошо и интересно. Но как же без меня Тадж-Махал, Великая Китайская стена и берберы?

Всё та же старая фишечка, когда работаешь за деньги и стабильность, а не по любви. Потому что по любви сильно страшно. Остаться без этих самых денег, не реализоваться, а только потратить силы и время впустую.
Хотя времени у меня хоть отбавляй — бери и размазывай для покрасневших от деградации глаз.

Без опор — плохо. Хватаешься за соломинку, которая вывезет тебя сейчас, но абсолютно точно выпьет досуха энергию потом.
Из этой соломинки ни коврика сплести, ни веника собрать. Разве что кривое пугало.

Всегда есть шанс поддаться. Утонуть, жить как все живут, ну это «не для радости, а по совести». Уже и так столько времени потрачено зазря. Какие амбиции, когда иллюзии не питают?
Зачем в сто тысячный раз начинать всё заново, когда вот оно — мокро, сыто и тепло? Просто и понятно. И также сто тысяч раз проверено и одобрено.
Не нравится? Ну, иди тогда, побарахтайся. Спасание утопающего — дело рук самого утопающего.

Папоротник цветёт

Даже как-то лень в очередной раз озвучивать мировоззренческое «хочешь одно, а получаешь другое». Зато моя интуиция в том, что скоро будет очень хорошо, не обманула. И это плюс. Уже отвыкла чувствовать себя живой.

Запрягаем и едем дальше, шибче.

Как говорил дедушка Ленин: «Иногда ради двух шагов вперёд стоит сделать шаг назад».
Не знаю, насколько он был прав, да и его ли это мысль, но, пожалуй, придётся последовать за вождём.
Какая разница, где дом, когда носишь себя в себе. Была бы возможность сделать выдох.

Скучен день до вечера

А пока простые исландские парни в свитерах из гавайского руна напевают «Way down we go» в жерле вулкана, на наших волнах — любимая рубрика. И, нет это всё-таки не «Коньячку?». «Критика высшего разума» снова с вами.
И да, «мама, мы все тяжело больны» — сегодня у нас будет много цитат.

Рекомендации в соцсети подкинули мне вкуснейшую статью под названием «ОТЛИЧИЕ МУЖЧИН И ЖЕНЩИН НА ЭНЕРГЕТИЧЕСКОМ УРОВНЕ».
Отличие будет, конечно, не одно, не переживайте. Ну-с, достаём салфеточки, раскладываем вилочки. Понеслась.

Что такое женщина, кто такая женщина и чем она отличается от мужчины?
— Ну, не знаю, по-мойму, формулировка: «Что такое мужчина? Кто такой мужчина? И чем он отличается от мужчины  женщины?» звучала бы более свежо и игриво. 

В Ведах говорится о том, что у каждого человека есть 7 психических энергетических центров, самых активных, их часто называют чакрами. На самом деле их больше, но основных — 7. Мы устроены так, что у мужчин и у женщин энергия в этих центрах движется по-разному. У кого-то по часовой стрелке, у кого-то против часовой.
— Бля. Извините вырвалось — всегда зеваю, когда мне интересно.
А ещё говорят, что помешивать кашу при варке против часовой — это бунтарство.

Read more...Collapse )

Эпоха невинности

Проведя ладонью, я почувствую гладкость кожи и мягкость живота.
В родственниках у меня: Милорад Павич и Франц Кафка.
И не я буду бродить по улицам в поисках судьбы. Мой мир и так всегда при мне.
Я знаю болезнь и знаю лекарство.
Параллельные вселенные пересекаются и соприкасаются.
Кто родился с магией, чудом не обделён, небесами не будет оставлен.
Много лет и много раз страданий не значат ничего, кроме количества трофейных чудовищ.
Моя свобода лежит шире общепринятых рамок, начинается где-то в лесу.
Голос может быть слаб и речь неясна, но что толку разбрасывать бисер.
Надежда лёгким дыханием освежает лицо.

Вроде бы хочешь простых, некриминальных вещей, от которых даже никому особенно плохо не будет, но почему-то именно это для тебя становится особенно недостижимым.

Вот женщинам в Средневековье особенно и метнуться некуда было: бесконечные роды да хозяйство, если удавалось дожить, конечно. Вписаться в движуху с мужиками в плане боёв  — для этого нужно особым складом обладать. Редкие танцы да музыка — одна отрада.
Разве что в монахини или в ведьмы. А, нет, это уже фэнтези затевается. И реальность — не реальность.

И ещё долго мне, наверное, пребывать в удивлении.
Часто люди, чувствуя своё бессмертие, а иначе и не объяснить, могут до бесконечности бездумно совершать одни и те же ошибки, криво их подправлять, и снова рваться к старым-добрым, привычным косякам. И всё по новой: те же ошибки прорехами, те же неровные стежки по ветхой ткани, которая рвётся от иголки. Как в сказке — не зашить, а только связать ниточка к ниточке, но это too much для нераскаявшегося.

Говоря о цикличности, как не применить на себя собственную порнографию.
Боль, скопившаяся под кожей, действует подобно загару — огрубляет кожу, не давая распространиться ожогу, а потерянная чувствительность не сигнализирует, что давно пора уйти в тень с солнцепёка.
Трудно уловить запах перманентного пиздеца, когда он не раздражает обоняние. А, принюхавшись, — снова вострить лыжи, снова разрабатывать план побега...

Моя надёжная интуиция говорит, что довольно скоро всем будет хорошо, и сегодняшние страдашки напрасны и нелепы, но их никто не отменял. Уже настаёт второе пришествие Христа, а тебя ещё мучают местные рабовладельцы, поглядывая на зарево и не веря собственным глазам. Но удары кнутом до последнего момента оставляют рубцы. 

Вот опять

как и всегда
мне остался один час.
Всего один час.
Слишком мало для новой жизни, только доживать.
Не чтобы переплыть, а просто плыть с потоком.
Один час — это очень мало, не осмелишься, не развернёшь.

Мне кажется, что года два назад или, если быть точней, два с половиной года лет назад что-то произошло. Что-то, что повлияло на мировоззрение, что расшатало землю под ногами. Но я совсем не помню, что это было на самом деле. До этого я знала ответы на вопросы, а потом это знание пропало вместе с уверенностью.

И вот случилось чудо —
Я не помню ничего.

А когда нет уверенности, не так уж и важно знать, зачем и почему.

Лисы-вороны*

Я бы сказала, что фатализм — это не способ существования, плывя по течению, как предполагалось изначально. Скорей это приподнятая изумлённо-саркастически бровь с немым вопросом: — И? Что вы хотели этим сказать? Самоубийство в данном случае, как и смерть, ничего не решает, потому что, очень может быть, дальше будет только скучнее по итогу перехода из одного состояния в другое.  

Примечательно, что когда на самом деле, а не понарошку думаешь, что не доживёшь до тридцати лет, действительно, не до вариантов обустройства своей жизни в лучшую сторону. Привет, уютное безразличие, накрывай нас свинцовым одеялом, будем отсиживаться в палатке.